Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке

Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке

Статья из газеты: «АиФ. Здоровье» № 42 15/10/2009

Наркоза боятся часто больше, чем саму операцию. О нем сложено столько мифов, что обойти их вниманием нельзя. Давайте разбираться, где...

Мифы о наркозе: кому он противопоказан и как часто его можно применять

Наш эксперт – руководитель отделения анестезиологии и терапии критических состояний МНИИ педиатрии и детской хирургии, доктор медицинских наук, профессор Андрей Лекманов.

1. Можно увидеть «тот свет».
Анестезия с клинической смертью не имеет ничего общего.
2. Можно очнуться в самый разгар операции.
Эту тему с замиранием сердца обсуждают тревожные больные. В принципе анестезиолог может разбудить больного специально, но он никогда этого не сделает. У него другая задача. А самому пациенту проснуться досрочно не под силу.
3. От наркоза можно стать умственно отсталым.
Специальные тесты показывают, что память, внимание, способности к запоминанию... после любой общей анестезии снижаются. Этот эффект длится от двух недель до нескольких месяцев, но уловить снижение под силу только специалисту, настолько эти нарушения минимальны.

4. Каждый наркоз уносит 5 лет жизни.
Некоторые дети уже до года получили по 15 и более анестезий. Сейчас это взрослые люди. Считайте сами.
5. Организм за анестезию потом всю жизнь расплачивается.
Как любая лекарственная терапия, наркоз действует определенный промежуток времени. Длительных последствий нет.

6. С каждой новой операцией придется применять все большую дозу наркоза.
Нет. При тяжелых ожогах некоторым детям делают анестезию до 15 раз за 2–3 месяца. И доза не увеличивается.
7. При наркозе можно заснуть и не проснуться.
В обозримом прошлом, а тем более настоящем, все больные просыпались.

8. От наркоза можно стать наркоманом.
За 40 лет работы я видел только один случай, когда ребенку с упорным болевым синдромом три месяца подряд бездумно давали наркотики и сделали его зависимым. Более таких больных я не наблюдал.
9. После анестезии человек еще долго будет заторможенным.
Нет. В США 70% операций проводятся в стационаре одного дня (утром больной приезжает на операцию, днем уезжает домой). На следующий день  взрослый идет на работу, ребенок приступает к учебе. Без всяких поблажек.

10. После анестезии можно впасть в кратковременное буйство.
Можно. Но это индивидуальная реакция, которая при современной анестезии встречается крайне редко. Когда-то, лет 30 назад, когда еще применялся эфирный наркоз, возбуждение было нормальной реакцией как на вхождение, так и на выход из него.

Особенно много волнений вызывает необходимость использования наркоза, если речь идет не о взрослых пациентах, а о ребенке.

Проснулся – ничего не помню

 

Формально больные имеют полное право принимать участие в выборе анестезии. Но реально, если они не специалисты, этим правом воспользоваться им трудно. Приходится доверять клинике. Хотя понимать, что врачи вам предлагают, все-таки нелишне. 

 

Если говорить о детях, сегодня считается нормой (в России – в теории, в Европе и в США – на практике), что любое оперативное вмешательство у них должно проводиться под общей анестезией. Состоит она из трех составляющих. Первая – наркоз или сон. На Западе говорят «гипнотический компонент». Ребенок не должен присутствовать на собственной операции. Он должен находиться в состоянии глубокого медикаментозного сна.
Следующий компонент – аналгезия. То есть собственно обезболивание.

Третий компонент – амнезия. Ребенок не должен помнить, что предшествовало непосредственно операции и, естественно, что было во время нее. Он должен проснуться в палате без всяких негативных воспоминаний. За рубежом, кстати, пациенты могут подать на врачей в суд и без проблем выиграть дело, если они получили психическую травму в результате операции, притом что ее можно было не допустить. Это не блажь, поскольку речь идет о навязчивых страхах, нарушениях сна, приступах гипертонии и озноба. Никаких тягостных впечатлений быть не должно!
Иногда требуется дополнительный четвертый компонент современной анестезии – миоплегия, расслабление всех мышц во время «больших» операций на легких, органах брюшной полости, на кишечнике... Но так как при этом расслабляется и дыхательная мускулатура, больному приходится делать искусственное дыхание. Вопреки досужим страхам, искусственное дыхание во время операции не вред, а благо, поскольку позволяет и анестезию дозировать более точно, и избежать многих осложнений.

И тут уместно рассказать о видах современной анестезии.

Укол или маска?

Если требуется расслабить мышцы, приходится делать искусственное дыхание. А при искусственном дыхании наркоз разумно подавать в легкие в виде газа, либо через эндотрахеальную трубку, либо через маску. Масочный наркоз требует от анестезиолога большего искусства, большего опыта, а эндотрахеальный позволяет более точно дозировать препарат и лучше прогнозировать реакцию организма.

Можно провести внутривенную анестезию. Американская школа настаивает на ингаляционной, европейская, в том числе и российская, – на внутривенной. Но детям все-таки чаще делают ингаляционный наркоз. Просто потому, что ввести иголку в вену малышу довольно хлопотно. Часто ребенка сначала усыпляют с помощью маски, а потом под наркозом пунктируют вену.

К радости педиатров, в нашу практику все шире входит поверхностная анестезия. На место предстоящего введения капельницы или иглы шприца наносится крем, через 45 минут это место становится нечувствительным. Укол получается безболезненным, маленький пациент не рыдает и не бьется в руках врача. Местная анестезия как самостоятельный вид к детям применяется сегодня крайне редко, только как вспомогательный компонент во время больших операций, для усиления обезболивания. Хотя раньше под ней даже аппендицит оперировали.
Сегодня очень распространена регионарная анестезия, когда анестетик вводится в область нерва и обеспечивает полное обезболивание конечности, кисти или стопы, а сознание больного отключается малыми дозами гипнотических препаратов. Этот вид анестезии удобен при травмах.

Есть еще и другие виды обезболивания, но какие-то из них устарели, какие-то применяются крайне редко, так что вникать в эти тонкости пациентам необязательно. Выбор анестетика – прерогатива врача. Хотя бы потому, что современный анестезиолог во время операции использует как минимум полтора десятка препаратов. И каждый препарат имеет несколько аналогов. Но приносить свои ампулы врачу не надо. Закон это запрещает.

Смотрите также:

Подписка

Также вам может быть интересно

Читайте другие материалы рубрики «Здоровая жизнь»

Оставить комментарий Комментарии (2) Все комментарии
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Характеристика на ученика 1 класса - Характеристика
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
10 мифов о наркозе: чего стоит и не стоит бояться
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Дмитрий Нагиев: личная жизнь, семья, жена, сын
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Добро пожаловать на главную страницу - dar25
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Олег Меньшиков: личная жизнь, семья, дети
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Дистанционные курсы онлайн: обучающие
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке
Татьяна Навка всерьез заговорила о третьем ребенке